Прикладная история
Музей истории ГУЛАГа — очень необычное место. Судя по названию, он должен быть посвящен истории лагерей. Но на самом деле, его повествование простирается гораздо дальше. Здесь можно узнать о том, как начать исследовать историю своей семьи, как научиться изучать Москву, как чувствовать и понимать архитектуру, узнать, как устроено музейное дело. Звучит несколько неправдоподобно? Да. Но наш собеседник, руководитель образовательного центра музея истории ГУЛАГа, Константин Андреев, рассказывает, почему все это возможно и каким образом проходят занятия со школьниками в музее.

Константин Андреев руководитель образовательного центра музея истории ГУЛАГа
Программы музея

В музее есть программы, которые предполагают
работу с семейной историей
, с семейной памятью
в разных форматах: это могут быть однодневные, долговременные программы, лаборатории или мастерские. Мы каждый раз формируем новую программу из уже существующих модулей, которая будет актуальна именно для пришедшей группы.
Для сегодняшних школьников актуально изучение истории через историю своей семьи. Наша задача состоит в том, чтобы показать методы, с помощью которых можно изучить как историю самой семьи,
так и через нее — историю страны.

Музей развивается, поэтому программы всегда меняются. Всегда есть какие-то вещи, которые
мы поддерживаем. Это в том числе проекты Департамента культуры и Департамента образования
и науки города Москвы, та же самая олимпиада
«Музеи. Парки. Усадьбы»
— прекрасный проект, когда мы вкладывали глубокое содержание в те вопросы, которые ребята решают.
Книги

Из длительных программ можно выделить «Отпечатки». Несколько подростков пришли к нам, чтобы создать свои книги. Они брали за основу материалы музея и благодаря сопровождению дизайнера и куратора создавали свою книгу. Где-то это был рассказ, дополненный иллюстрациями в технике монотипии, где-то документальное повествование, расшифровка писем в сопровождении печатной техники гравюр на картоне. Для ребят это был важный шаг. Интересно, что на выставке Non/fiction эти маленькие и недорогие, но очень человечные книжки имели большой спрос. Это важная история, когда у программы и у взаимодействия со школьниками есть очень конкретный выход, творческий продукт, который можно потрогать. И неслучайно эта программа стала победителем всероссийского конкурса и была включена в Атлас практик неформального образования.


Экспедиции

Сейчас мы будем делать программу «Молодежный экспедиционный корпус». Мы реализовали программу онлайн, и она оказалась очень востребованной, потому что школьники могут приехать в тот регион, в котором нет туристических маршрутов, в котором рады этим школьникам, в котором есть реальное дело, которому они могут посвятить одну-две недели своего летнего времени, и это, конечно, здорово. Мы стараемся привлечь дополнительные ресурсы, минимизировать затраты на подобные экспедиции.

Музей и Фонд Памяти сейчас мемориализирует заброшенный лагерь на Колыме и хотим выстроить молодежную волонтерскую программу, когда мы будем привозить ребят и они в формате кемпинга могли бы там поработать и внести свой вклад для сохранения этого места.
Архив

Существует лаборатория «Прожито», когда ребята или взрослые приходят и работают над расшифровкой документов. Это либо дневники, либо письма, но в любом случае это работа с письменным источником, а потом набор текста. И это взаимодействие с текстом работает на мозг. Они видят чужой почерк и сначала не могут его разобрать, а потом начинают читать, какие-то слова восстанавливают — и все складывается. Это важно для современного школьника, потому что привлекаются другие способы коммуникаций, чувств. Лаборатория «Прожито» — это один из долгоиграющих проектов, который мы реализуем. Для школьников мы готовим свой контент, документы, которые могли бы быть
им интересны.


Передвижная выставка

У нас есть вещи, которые мы транслируем и в школы. Например, выставка, которую мы возим по школам. В этом году она была
в школах № 1159 и № 1576. Эти школы не просто принимают выставку, мы привозим к ним программу, проводим мастер-класс
по семейной истории, устраиваем просмотры и обсуждение фильмов, показываем видеоинтервью, которые мы записывали к проекту «Мой ГУЛАГ». Кроме этого, проводится работа с педагогами — мы проводим семинары, чтобы учителя видели потенциал этой темы и возможность использовать потенциал музея, приводить к нам
ребят, брать с нашего сайта те книги, которые мы издаем в электронном формате.



Комиксы

Для школьников 5–6-х классов наш педагог сделала программу по работе с комиксами. Мы создаем графические новеллы, где в основе лежит человеческая история. Сейчас вышел второй выпуск вместе с издательством «Самокат» и с факультетом дизайна Высшей школы экономики, когда студенты-художники и графики с помощью современных техник создали эти маленькие истории. Они переложили личные истории на язык графических новелл.
Главное в этой программе — показать человеческое измерение прошлого и помогают в этом как раз графические образы.


Популяризация науки

Сегодня есть большая инициатива Департамента образования и науки и Департамента культуры — создание программ, связанных с популяризацией науки. Надеюсь, мы сможем в режиме пандемии принимать организованные школьные группы в закрытом режиме, то есть музей будет открываться только для них и они будут проходить программу, связанную с наукой. Мы предлагаем программу, связанную с историей науки в лагерях. Мы покажем, какие научные изобретения были созданы. Так, исследование энцефалита — это история про лагерный труд и судьбу нашего известного вирусолога. Мы попытаемся формализовать это в какие-то методы со школьниками, чтобы они увидели научные методы познания через историю людей и через те открытия, которые были совершены в условиях неволи.
Логика музейной экспозиции

Мы учим задавать вопросы к экспозиции, к предметам, к информации, и от того, как вопрос задается, многое зависит. Мы учим задавать вопросы и транслировать их другим. У ребят получаются очень качественные вопросы, в том числе к олимпиаде «Музеи. Парки. Усадьбы». Мы, наверное, будем одним из первых музеев, в котором вопросы олимпиады следующего сезона будут созданы школьниками.

Бывает и такое, что кто-то не может придумать вопросы, но наша задача — направить, поддержать, чтобы человек не боялся сделать шаг, чтобы увидел, что здесь никто не будет ругать, не высмеет и так далее. Это тоже комплекс разных методов — от психологических и содержательных до каких-то настроенческих, который создает ритм и какое-то искреннее отношение к прошлому.

Мы рассказываем о том, как выстроена работа в музеях. Не все понимают, что музей — это и алгоритмы, и сценарии, и драматургия, и некое ключевое высказывание. Экспозиция — это как роман, детектив, комедия или мелодрама.

В нашем музее существует «пролог» в виде дверей — они выполняют роль входа в другое измерение; есть элементы драматургии — есть, где поплакать, где порефлексировать, место, где можно написать, что тебя поразило в этом музее. Наша задача — настроить посетителей на умение видеть экспозиции, выставки. С этим умением ходить в музеи, посещать выставки интереснее. Можно анализировать их, обсуждать.


Городская среда

Пространство города может нам открывать информацию про прошлое. В рамках занятий мы проходим от нашего музея (1-й Самотечный пер., 9, стр. 1) до станции метро «Новослободская», показываем исторические места, задаем вопросы, которые обогащают взгляд на город.
Мы разговариваем про музей — о том, как он спроектирован, как символична его архитектура.

Любовь к городу — это любовь к мелочам, любовь к тому, чтобы замечать эти мелочи, любовь к людям.
Как подойти к человеку в пространстве города, чтобы спросить его об истории города? Например,
в парке на скамейке сидит бабушка и мы можем подойти задать ей вопрос. Как начать разговор с ней? Нужно представиться, сказать, что у вас задание
от школы, и спросить что-то, например, в какие игры она играла в детстве. Так и начнется диалог. Вопрос
за вопросом — и в итоге раскроется детство, время,
о котором люди любят рассказывать, потому что это ностальгия, воспоминания, обращение к молодости,
к детству. Таким образом, когда подросток видит,
что в пространстве города можно не бояться коммуницировать, что есть возможность вступать в диалог для получения информации о пространстве,
об истории, он будет более открыт для этих знаний.

Наша задача — показать возможности города, организовать для ребят безопасный неформальный и человечный вход, чтобы они не боялись с ним вступать в коммуникацию.


Способы изучать семейную историю
1
Смотреть
На занятиях мы учим расшифровывать старые письма. Например, берем за основу переписку мальчика, который учился в Херсоне в 1939–1941 годах. Участники получают по несколько писем, читают их, пытаются увидеть старый почерк, понять, разобраться, проанализировать аббревиатуры, цены — например стоимость помидоров
на Херсонском рынке. По документам такого рода можно восстановить повседневность. Благодаря сегодняшним открытым сетевым инструментам, базе людей, погибших на войне и награжденных разными наградами в период Великой Отечественной, реально восстановить судьбу этого мальчика.
2
Слышать
По итогам первого занятия мы дали задание для школьников: прийти домой и поговорить со своими домашними о том, как 30–40-е годы сказались на истории семьи. Конечно, не все это сделали, потому что у кого-то нет диалога с родителями. Некоторые все же спросили, полезли в домашний архив или автобиографию, записанную прадедушкой, и еще раз прочитали ее.
Это тоже хороший способ знакомиться с историей семьи, когда мы общаемся либо с людьми и начинаем этот диалог, либо с документами и материалами, которые у нас хранятся дома.
3
Говорить
Можно начать с малого: проанализировать домашнюю библиотеку, найти книги, которые содержат дарственные надписи. Школьник может взять такую идею проекта: проанализировать все дарственные автографы на книгах
в большой семейной библиотеке, составить перечень книг
и людей и рассказать о них. Сформулировать, от кого кому адресовано, когда дарились книги, когда совершались надписи, это уже взаимодействие с прошлым.