Интервью с ученым

Дмитрий Опарин

ФИО: Опарин Дмитрий Анатольевич
Место работы: Институт социальной политики НИУ ВШЭ, доцент Школы философии и культурологии НИУ ВШЭ, научный сотрудник Музея М. А. Булгакова


В детстве меня занимало практически все, что я видел. В самом раннем детстве это, конечно, животные, динозавры, вулканы и разные другие явления природы. Мы часто ходили в лес вместе с прадедушкой в Ярославской области, изучали природу.

"Я написал диссертацию по Чукотке и продолжаю ездить туда регулярно с 2011 года."


Потом я полюбил историю. Помню, что больше всего мне нравились Французская революция и история разрушения города Помпеи Везувием. Моя мама — историк, бабушка — рыбинский краевед и градозащитник, а прапрабабушка закончила Бестужевские курсы в Петербурге. Можно сказать, что я продолжил династию и пошел учиться на этнолога/антрополога. Я написал диссертацию по Чукотке и продолжаю ездить туда регулярно с 2011 года. Одновременно я начал совмещать исследование культуры коренного населения Севера с миграционными и мусульманскими исследованиями. Это две темы, которыми я продолжаю заниматься уже десять лет, несмотря на то, что они никак практически не связаны.

"Мы с коллегой Марией Семендяевой ведем подкаст «Тоже Россия»..."


Как антрополог я мечтаю выстроить такую работу в поле, которая задействовала бы местное население не как информантов, а как создателей конечного продукта, инициаторов исследовательского проекта. Это называется партиципаторная антропология. Мне близка идея расширения академических рамок, включение в исследование художников, практиков, правозащитников, междисциплинарность исследования, открытость и доступность. Поэтому мы с коллегой Марией Семендяевой ведем подкаст «Тоже Россия», куда часто приглашаем социологов, религиоведов, антропологов.

Будущим ученым рекомендую пробовать разное, всегда оставаться исследователем, выбрать ту профессию, которая будет делать тебя лучше как человека, обогащать тебя.